Тридевятые земли

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тридевятые земли » Ларь » 30 V 6501. Кис-кис-кис?


30 V 6501. Кис-кис-кис?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Кот Баюн, Василиса Премудрая

День, после встречи с Волком
Владения Яги в Темнолесье

К Яге является новый гость, а Василисе только того и надо.

2

- Мрррр... - вкрадчиво протянул пушистый гость, открывая один желтый глаз и выразительно смотря им на пришлую царевну. Не сидится этим девкам дома, вечно тянет приключений в Темнолесье найти на свою голову.
А то что девка ведьма - никоим образом проблем от ее появления не умаляет. Разве что бонусы там. Девки они ласковые. Даром что царских кровей баба.
Дивная животина потянулась, и гремя цепью спрыгнула со своего столба, норовясь потереться о ноги Василисы. С учетом роста, конечно, неловко выходило, но что делать-то? Редко выпадает шанс подластиться к человеку, не рассматривая его в качестве трапезы. Царевну Баюн рассматривать в таковом качестве не желал, тут явно изжогой не отделаешься. Да и на вид девка была не на много сочнее старухи Яги.
- Псиной пааахнет. - продолжая тереться о ноги девицы, мурлыкая протянул котяра и принюхался - Волчиной, если быть точнее. - подытожил кот и громко чихнул.
Волков Баюн не любил. У него от них изжога начиналась. В прочих качествах не любил их еще больше.
- Не встречала ли такого, Василисушка? А то ходят тут всякие, покуда дом без присмотра стоит, да ходят.
Мягко перебирая лапами, огромная животина сделала пару кругов вокруг девицы, опутывая ту цепью.

Отредактировано Кот Баюн (28.09.2015 03:21:48)

3

— Привет тебе, Баюнушка.
На этот раз Василиса гостю обрадовалась вполне искренне. Кот был зверюгой страшной, но зверюгой знакомой, оттого понятной. Чего-то понятного царевне сейчас ой как недоставало. Запустив руку в густую блестящую шерсть, она почесала страшному зверю бок. И быстро перепрыгнула цепь, наученная горьким опытом.
— Только что со двора такого ходока спровадила.
Именно что спровадила. Вышла, взглядом проводила, да запомнила, в какую сторону ушел. Даже постояла немного, обождала. Вдруг вернутся задумает? Того Василиса опасалась и не желала. Незнакомец нес с собой угрозу, чего ждать от него — она так и не выяснила. А следовало. У кого ж спросить, как не у Баюна?
— Знаешь его? Мужик в летах, седой. Высокий. Статный. Вшегорец поганый. Другом Яги назывался, но не друг он ей.
Не друг, али Василиса чего-то шибко не уразумела. Этакий узор судьбы она теперича готова была допустить, но не смириться с незнанием оного. Чувствовала, что дознаться до всей подноготной чужеземца было надобно, так надобно, словно дело это чуть ли не других важнее. А Кот ведал многое, балаболом был страшным да и таить секреты «Волка» ему резона не было. Наверное, не было. Леший, верно, и то не знает, что в Темнолесье может твориться.

4

- Муууууррр - раздалось звучное кошачье урчанье, мгновенно заполнившее всю избушку так, что аж миски Яги задребезжали. Вообще странно, что это хлипкое сооружение без труда выносило присутствие такой животины, хотя все здесь было не так просто, как казалось на первый взгляд.
Знал же, что девка ласковая. Кто же еще животину огромную гладить изволит. Все норовят мечом зарубить сонного, или еще того похуже. Дикие люди, а еще зверье лесное в жестокости упрекают.
- Ходока, говоришь? - Услыхав слова Василисы о визитере, Баюн приоткрыл один глаз, и с любопытством посмотрел на девицу. - Да бродит здесь  один. Видывал пару раз, да издалека поболее. Псина она и в Темнолесье псина, что ж с нее взять, кроме шкуры драной.
Сделав круг по центру избушки, Баюн уселся ровно по середине, и лизнул свою лапу.
- В Темнолесье говорят - молвил он - что в последнее время повадился он к Яге чаще обычного. И что дела они какие-то замышляют вместе. Только я ничего про дела те не знают, гость ж я тут, как и ты, красава. И породу волчью обходить предпочитаю. Вредные они. - он задумчиво почесал лапой за ухом - а уж колдуны Вышегорские и того вреднее. И на вкус не сладки.

Отредактировано Кот Баюн (05.10.2015 20:00:30)

5

Громкое кошачье тарахтение ничего, кроме нежности и спокойствия, у царевны не вызывало. Помноженное громадность кота, оно и вовсе подбивало Василису зарыться в шерсть не токмо руками, но и ликом, да только приучена была девица вести себя сообразно событиям и своему месту. Воспитание, а что делать.
— Какой ты, Баюнушка, — одобрительно промурчала Василиса. — Все-то знаешь, все-то ведаешь, ничему от твоего взора зоркого не укрыться.
В том, что кот за трапезным столом да с вышегорским мяском сиживал, в том она не сомневалась. Однако ласково с котом мурлыкала отнюдь не поэтому, попросту довольна была узнанным. То бишь как довольна... Выходило, что чужак и впрямь получался волком. Оборотнем. Волкодлаком, ежели по-народному. И вот только вшегорских волкодлаков на их земле-то и не хватало. Василиса живо припомнила, как вел в ее сторону он носом, да как в глаза заглядывал. Утверждался, значит, как пахнет да какова собой. А на кой, спрашивается?
— Так волк он значит, — подытожила наконец вслух царевна, — колдун да оборотень.
Колдунов да оборотней она и за колдунов толком не считала. Подумаешь, один талант, животиной бессловесной обращаться. Экая невидаль. Неча сдерживать себя было, обернулась бы медведем да вписала бы лапой по хлебалу. Глядишь, гость поучтивей себя вел бы, смекнув, что с мастерицей широкого поля талантов дело имеет. А то фу-ты, ну-ты, какой важный волкодлак пред нею бороду резал. Вот только зачем он к Яге шастает? У Баюна, это ясно, допытывать смысла не было. Сказал, что не знает, значит, не скажет. Даже если знает.
— А Ягишну давно ль видал? Нужна она мне, Баюнушка, ой нужна. Слышал, небось, что за слухи у нас по землям стелятся?

6

- Лукааавишь, царевна. - мурлыкая протянул котяра, сладко потягиваясь. В таком положении он как раз занимал почти всю избушку старушки-Яги. А это вам не хоромы Кащеевы, хотя Баюнушка не жаловался. Как не крути, то было единственное место, где блудную животину действительно были рады видеть. Хотя как бы решала жилищный вопрос Яга, вздумай он в самом деле поселиться у нее - было интересно. Но заговаривать о том вслух Баюн не торопился. В конце концов Яга - баба, надумает себе всякого и оглянуться не успеешь, как цепь загремит не только только на лапе, но и на шее. А уж если Вышегорец поганый без таковой ходит, то куда уж ему-то, животине вольной.
- Волк. - согласно кивнул Баюн. - А от их брата доброго ждать не приходится. Проблемы они на хвосте приносят, как и блох. - И он задумчиво почесал лапой за ухом. - Еще только подцепить не хватало.
Спорно конечно, искала ли Баба Яга Костяная Нога чего доброго, или искала того Василиса, явившись в Темнолесье, но у кота были свои причины нелюбить пришлого гостя в волчьей шкуре. Кто знает, уж не урежутся ли ему лакомые куски как животине любимой.
- Слыхал, царевна. - задумчиво закивал кот. - Дурные вести, дурные. Сам я к Ягишне и пришел прознать, как да чего, из первых рук, так сказать, да на тебя натолкнулся, краса. Мне-то на другие земли вход заказан, вот и пришел разузнать, чего там люди ведают да болтают. Малки да кикиморы ничего дельного не скажут, только по омутам разбегаются, чуть имя поганое заслышат.

7

В приживучести блох на этой животине Василиса оченно сомневалась. Уж больно шерсть у Баюна волшебная была. Чистая, шелковистая. Ни тебе колтунов, ни репейников, хотя гулял котище по всему Темнолесью. Верно, где блохи вспрыгнут, там и подохнут. Но на всякий случай царевна согласно покивала. Да, мол, шляются тут блохоносцы всякие. После села обратно на лавку в задумчивости, уперлась подбородком в крепко сжатый кулак да нахмурилась. Это что ж получается, и Баюн ни петрушки не ведает? Как так?
— Там болтают все то же, Баюнушка. Собака лает, ветер носит. А поймать ту собаку, что первая тявкнула, не выходит.
Не удивилась бы царевна, если б ту псину Кощеюшкой звали. Да только... чего ж это могучий колдун сплетнями да слухами о себе заявляет? Пугает, что ль? Да ведь Тридевятые земли пуганые, и окромя трусливых лихоземцев и другие обитатели наличествуют.
— Был ты на границе с Пустоземьем, Баюнушка? Не видал ли чего странного там? А в лесу-то все... по обычаю?
Да уж не было смысла спрашивать, тихо ли все в Темнолесье, да спокойно. Другие слова требовались, чтобы расклад дел уяснить. По обычаю — самое оно. Если воспредставить, что обычаи в Темнолесье имеются.

8

Всего в этой девке было через чур. А ума - особенно. Ну то и ясно, простые бабы по домам сидят, хлебы пекут, да за скотиной ходят, а эта к Яге подалась. Кто ж умную-то замуж возьмет? Разве что совсем дурачок какой.
Да ходили слухи, что главный дурак из их краев недавно женой обзавелся. Значит так и куковать век Василисе в девках. Хотя она, вроде, не жалуется.
Баюн задумчиво повернул голову и так и эдак, рассматривая царевну, будто что-то желая углядеть.
Нет, точно не жалуется.
- Был. - протяжно ответил кот, размахивая вокруг себя хвостом. Как-никак нарочно нагнетал атмосферу таинственности. - До самого края Темнолесья дошел. Тихо там, царевна, ни одна птица при мне не пролетела, ни один зверь дикий не пробежал. Дурной то знак, не иначе.
Признаться еще не так давно сам Баюн не шибко верил в те слухи, что по краям их расползались, а потому и сходил проведать, правда ли то. Ну так и дошел, докуда сумел. Увиденное действо, или точнее будет сказать, отсутствие такового заставило волшебную животину свои взгляды пересмотреть. Недобрая то была весть. Пустынные земли, конечно, место злачное, но все, как водится, познается в сравнении.
- Буря собирается. - многозначительно молвил Баюн, поворачивая голову к окну.
А про окно он, или еще про что - не понятно.

9

Вопреки предостерегающим речам Баюна, тишь в Пустоземье Василису не пугала. Напротив, питала некоторые надежды. Раз тихо, значит время в закромах еще есть. Да токмо неясно, время до чего и для чего. Об этом с батюшкой говорить надобно да с Ягой. Коей — вот напасть — в вотчине нема. Эх.
Царевна глянула в окошко — летнее небо над черными деревьями было ясным и чистым, синеморского пронзительного цвета. Ни ветерка, ни облачка, лишь недосягаемая высота небесного свода... А перемениться все могло в одно мгновение.
— Пускай собирается, — ответила Василиса наконец. — Найдем, чем встретить.
Баюну ли это она молвила, али самой буре, что жаждала мглою небо крыть, — тут и леший не разберет.
— Ты ж мне, Баюнушка, весточку пошлешь, ежели чего услышишь ушами чуткими аль увидишь очами зоркими? Ежели чужая мышка пробежит или птичка ненашенская пролетит? Иль на границе что стрясется?
Баюн, выходит, первый страж на границе. А первых-то и секут без очереди. Однако в том, что есть в мире способные причинить зверюге хоть что-то худое, Василиса сомневалась. Если только сам Кощей и сумеет.
— Сам-то ты супостата встречал? Знаешь про него что?

10

"Ага, как же, найдете." - мысленно отметил котяра, задумчиво почесывая лапой за ухом - "В прошлый раз всем Темнолесьем и окрестными провинциями еле под замок посадили."
Впрочем в слух ничего возражать не стал. Вдруг у царевны и Яги припрятано что-то эдакое за года-то прошедшие. А если даже и нет того, то еще ни о чем это не говорило. Местный народ плана действий не имел и был страшен своей импровизацией. Огорчало только, что Кащеюшка-то тоже из местных ребят был, и чего он там наимпровизировал в своей башне за столько-то лет - неизвестно. У него-то время подумать, ни на что не отвлекаясь, точно было.
- Весточку, говоришь? - он хитро прищурил правый глаз, глядя на Василису. Ух и хитрая девка, спуска ей не давай. - Пришлю, коли найдешь чем одарить, царевна. - молвил он, потираясь мохнатой башкой, о ногу чернявой.
Еще он задарма не работал. Сразу видно - не местная, в нравах Темнолесья до конца не выкупалась.
- А то же, что и все вещают, девица. Встречаться лично не доводилось до сих пор, да я тем, ты знаешь и не сильно расстроен. Уж вряд ли у него рыбки допросишься.
А вот с человечинкой-то могло и получиться. Это нужно было запомнить.
- А ты, красавица, где ходила? Давно я тебя в наших краях не видал, уж не позабыла ли друзей старых?

11

Своекорыстие Баюнушки было умилительно.
— Об чем рядить, златоокий, — ласково промурлыкала Василиса улыбаясь. — Найдем, чем тебя попотчевать. Есть в царских погребах всякие кадочки да чаночки. Бычки младые тоже имеются. За хорошую работу — не жалко.
Только пущай сработает-то сначала работу свою, болезный. Вот попрошайка-то, ты гляди. Видать, голодные времена в Темнолесье настали, раньше сюда только совсем малохольные забредали, а нынче небось и вовсе лапу сосать приходится. Ну как тут не войти в положение бедолажки-то?
— Соскучился никак, котька? — царевна почесала черную макушку. — Вас, пожалуй, забудешь...
Позабыть о Темнолесье представлялось делом немыслимым, да только всякое в жизни случится может. Нелегка царевнина доля, хоть и судьбина девки из челяди не сказать, чтоб легше. Однако ж как знать, быть может, девке не пришлось бы Темнолесье никогда и покидать. Вот только вряд ли простолюдинка какая тут бы прожила дольше часа. Один Баюнушка чего стоит.

12

Ухмыльнулся котяра, речам царевны. Царские кладовые это вам не сухосочные лесные гости. Мог бы он покидать пределы Темнолесья, глядишь давно бы обосновался в какой-нибудь такой кладовой. Ну или, по крайней мере, разорил бы своими набегами. Чай такого волшебного котищу не всякий царский погреб прокормит. А тут в Темнолесье - подножный корм. Жри - не хочу, называется.
- Лукаааавишь, царевна. - кот улыбнулся, раскрывая зубастую - знаешь, чем старого друга порадовать-то.
Знала она, знала. Баюн не сомневался, что и лишнего она знала. Ну и девки прошли, уж всюду пролезут. Вот уж не свезло Светозару с такой-то дочкой. Хотя, с другой стороны, Светозара-то он не видывал, лично знаком не был, так что может это просто Синеморью не повезло. Ну и тем кто сватов засылать к ней будет - по определению.
- А с кем тут, в Темнолесье, лясы точить станешь? - молвил он, разваливаясь прямо посередине избушки (и занимая собой добрую ее часть) - Разве что к Яге, да в корчму на окраине заглянуть. Хотя вру, вру, люди порой захаживают, но в последнее время дураков меньше стало. Перевелись они что ли? Или вернее будет сказать, переварились? - фыркнул Баюн - Одни только кикиморы да малки шорох в болоте наводят, аж уши вянут, как послушаешь. А вестей-то из внешнего мира, сама понимаешь никаких. Ну кроме как...
Он покачал головой. Где там нынче супостат этот, чего он задумал и кому от этого худо будет. Главное что бы не ему.

13

— Чего же мне лукавить? Чистую правду говорю, — усмехнулась Василиса, перебирая белыми пальцами блестящую густую шерсть на холке.
Экие проблемы у Баюна — дурачье пожрать сыскать, да лясы поточить. Обе невзгоды — часты в Темнолесье, но ежели первая еще туда-сюда, уважительна, то вторая, как по Василисе, вообще и не невзгода вовсе. Однако ж сама она и говорлива особливо никогда и не бывала. Любопытна — взаправду так, а вот попусту трепаться — так к той забаве вкус и годы в Темнолесье привить не смогли. И пускай пальцы ее тогда от работы были не так белы и нежны, и пускай голову сложить было легче легкого, и пускай Яга была не премила и не прекраса, а слушаться ее все равно полагалось — все одно, в лесу Василисе жилось много привольней, нежели в царских палатах. Скучала по той воле царевна, скучала и томилась.
— Еще бы с тобой словечком перемолвилась, Баюнушка, да беда — некогда мне рассиживаться. День завтра маятный, а сегодня хлопотный. Поворочусь-ка я восвояси, и так припозднилась. А ты будь дружочком, увидишь Ягу — передай, что искала я ее, да приглядывай тут. Кто, окромя тебя, тут постражничает?
Не большой да острокрылой птицей Василиса обернулась на крыльце. Взмыла в воздух черной стрелой, полетела в дом родимый. Оставались позади и избушка Яги, и островок со двором, и Темнолесье вскоре превратилось в темное пятно. Змеилась внизу река Смородина, промелькнул Лазорев, потерялись леса Синеречья. Впереди лежала лукоморская вотчина и возвращалась туда Василиса с неясными думами.


Вы здесь » Тридевятые земли » Ларь » 30 V 6501. Кис-кис-кис?