В Тридевятых землях те, кто, как считается, обладают волшебными способностями, делятся на четыре категории:

Знахарки (реже знахари) — самый обыденный вариант. Знахарки — врачевательницы. Зачастую никакого волшебного дара у них нет, зато есть глубокие познания в народной медицине, накопленные из поколения в поколения. Хорошая знахарка разбирается и в лекарственных растениях, и в лечебных свойствах продуктов животного происхождения, и в людских хворях, и в схемах их лечения. Обычно процесс работы знахарки овеян мистическим ореолом, однако редко когда заговоры и обряды имеют действительно волшебный эффект — чаще всего это направлено на успокоение больного. Очень небольшая часть знахарок — целительницы, действительно имеющие слабые волшебные способности. У них лечение проходит легче и успешнее. Они могут перебить порчу ведьмы/ведьмака, чья сила их не превосходит. С колдовскими проклятиями сложнее, там требуется особая одаренность, специальные знания, готовность в случае чего принять удар на себя и определенные личностные качества, вроде исключительного милосердия.

Ведуньи (реже ведуны) — способные к ясновидению. В народе не так востребованы, как знахарки, и в целом не так уважаемы. Ремесло ведовства развито намного меньше, чем знахарство, в нем редко встречается преемственность поколений, не в последнюю очередь потому, что настоящее ведовство практически не наследуется. Способности к ясновидению обычно возникают внезапно, и так же внезапно могут пропасть. Часто видения сложны для толкования, что порождает много ошибок у ведуний и не слишком вызывает доверие у людей. Настоящих ведуний, способных к достойному освоению ремесла, еще меньше, чем настоящих одаренных знахарок. Отношение к этим женщинам бывает негативным, вероятно, из-за того что им случается легче предсказывать беды и несчастья. Больше всего прорицателей ценят вышегорцы, но ведунов, а не ведуний.

Ведьмы (или ведьмаки) — знахарки наоборот. Могут прикидываться знахарками-целительницами, иметь лекарские знания, но их одаренность — темная. Даже если больной от их действий начинает поправляться, дальше его будет ждать усугубление болезни. Ведьмы способны ухудшать здоровье людей и животных. Ведьма — это не самоназвание (ведьмы зачастую сами не понимают, кто они), а бранное слово в Тридевятых землях, родственное с ведуньей. Видимо, возникло из-за не разделения тех, кто беду предсказывает, и тех, кто ее приносит. Этой бранью некоторые тридевятовцы способны припечатать любую не понравившуюся им девку или бабу, вот только настоящих ведьм не больше, чем настоящих ведуний. Что касается мужчин, то ведьмаками обычно не обзывают, но в деревнях подозрительных, похожих мужчин сторонятся и стараются дела не иметь. Ведьмацкий дар наследуется не всегда, а если и наследуется, то через одно или два поколения. Это усложняется и без того обрывочную передачу семейных знаний — бабки часто не доживают до разговоров с внуками по душам.

Колдуньи (совсем редко колдуны) — это совсем уж штучный товар. Как ни редки все перечисленные выше представители, колдуньи встречаются еще реже. Косить под такую редкую птицу долго не выйдет — их сила действительно велика. Колдуньи могут творить настоящие чудеса, именно они зачаровывают вещи и людей. Некоторые могут не иметь какой-то одной сферы волшебства, работая в нескольких направлениях, другие же испытывают тягу к чему-то конкретному. Однако чем бы колдунья не занималась, ей необходимо обучение — возможно, даже больше, чем всем предыдущим представительницам. Большая сила без хороших навыков и знаний зачастую бесполезна, а то и вредна. Колдовской дар наследуется, но гарантированной передачи нет. Среди колдуний считается, что наибольшую вероятность рождения ребенка с даром обеспечивает подходящая наследственность со стороны отца. Но, во-первых, колдуны встречаются крайне редко, а во-вторых, вместе колдуньи и колдуны уживаются с большим трудом, зачастую имея очень непростой характер. А если учесть, что обладатели колдовского дара стареют медленнее и живут много дольше обычного люда...

Причины, по которым волшебный люд мужского пола встречается реже, не изучены. Некоторые считают, что то из-за природной предрасположенности женщин к волшебству. Другие полагают, что война и убийства глушат способности в мужчинах. Однако какого бы пола не был занимающийся волшбой, и какое бы ремесло не практиковал, обучение ему отнимает много сил и времени. Можно сказать, всю жизнь. Без обучения же, о владении ремеслом остается только мечтать.